А яблони в школьном саду ещё плодоносят…

Духоўнае Сельское хозяйство

А яблони в школьном саду ещё плодоносят…
Деревня тихая, спокойная, с толстыми деревьями, с большой своей историей. Конечная остановка районного автобуса.
Встречают нас тут сорокалетние берёзы и липы, которые сажал мой папа с ребятами вокруг стадиона, учась в школе, есть и дуб. Сколько ему лет? Никто не знает. В окружности он пять метров. Моему дедушке сейчас 85 лет. Он говорит, что мальчишкой бегал к дубу жёлуди собирать, и он такой же был величественный.
Это сейчас деревня тихая. Осталось в ней восемь жилых домов. И те разбросаны по разным сторонам, что и в гости старички друг к другу редко доходят, тяжело уже. Есть несколько дач, куда на лето приезжают в родительские дома «свежие» пенсионеры.
А раньше здесь был центр колхоза «Звезда», позднее «Ленинский призыв». Насчитывалось 45 домов, а семей и того больше. И все многодетные: по трое, четверо, пятеро, шестеро детей. Как выйдут все на стадион! Шумно, весело, людно!
Школы давно уже нет. А яблони в школьном саду ещё плодоносят. Клуб, где жители отдыхали и библиотека, где брали книги для чтения, остались только в памяти. Мастерская с тракторами, комбайнами и кузницей – разобрана. И только ели и берёзы, посажанные по периметру моим дедом, показывают её территорию. И глядя на деревья, вспоминаешь мощь и силу колхоза! В хозяйстве имелись стогометатели для заготовки сена и соломы, буртоукладчики для укладки картофеля на хранение, сеялки, косилки. И это в 60-е годы! Была и своя пилорама, которая изготавливала материал для строительства фермы, телятников, амбара, клуба, магазина, домов. Был построен целый посёлок.
Дед Иван работал механиком, комбайнёром, бригадиром. Мы часто бывали в мастерской, где кипела работа: летели искры из-под наждака, стучал молот. Днём пустынно – все в поле. А вечером, выстроенная в ряд, техника остывала после горячих августовских полевых работ. И от каждой машины пахло зерном. Украдкой можно было залезть в сам бункер или посидеть на сиденье комбайна. А зимой мы грелись в котельной и, луща семечки «гарбуза» (тыквы), слушали байки дедушки, иногда играя в карты. А теперь эта территория заросла травой. И стрекочут кузнечики там, где было всё изъезжено до земли техникой и пахло машинным маслом.
Дальше две фермы. Пустые, без коров. И снова перед глазами картина с большим стадом и пастухами на конях. Каждая корова со своей кличкой и своим местом на ферме. Придя с поля, занимала его и жадно пила воду с поильника, а утолив жажду, принималась лизать соль. А рядом, в отдельном отсеке, телята. Они высовывали свои влажные носы и шершавыми языками хватали руку, протянутую им, и начинали сосать пальцы. Это умиляло! Растреплешь чёлку телёнку и умчишься с фермы, где доярки уже начали свою работу.
Стоишь перед пустынными фермами и, кажется, слышишь мычание коров и гул мотора, качающего молоко. Только сейчас я понимаю, что это живёт в моём сердце, что это моё детство. И что я уже давно не видела молоковоза, увозившего из моей деревни молоко в райцентр.
Была и конюшня. Красивые гордые кони паслись на лугу. И ветер развевал им гривы. Бархатным носом они ловили воздух, раздувая ноздри и топорща уши, когда к ним подходил человек. А маленькие жеребята прятались за маму.
Стоит в деревне пустой амбар. И тоже помнится, как много в нём было зерна, и как мололась мука. А за амбаром был навес с сеном. И мы, дети, любили там лазить. А как пахнет и шуршит сено!
А ещё в деревне очень давно была пасека с пчёлами. И там работала моя бабушка Тоня. Пасеки уже нет, но от бабушки до сих пор иногда пахнет прополисом и пчёлами, а на столе всегда стоит пиала с мёдом. Потому что в домашнем хозяйстве бабушка и дедушка держат пчёл. Помогает им во всём дочь Тамара и зять Николай. Мои тётя и дядя практически переехали жить в деревню из города, помогать родителям. Второй ребёнок бабушки и дедушки сын Леонид, мой папа. В своё время уехал из деревни в Витебск. И мы, внуки, были частыми гостями у бабули с дедулей. Одно время даже жили в деревне. И я рада, что у меня было такое детство. Про город столько слов не скажешь. И в душу он так не западает.
Рядом с автобусной остановкой был магазин, куда мы бегали за сладостями и караулили машину со свежим хлебом. Бабушка всегда покупала много конфет и держала их в полосатой сумке на вешалке. А мы туда засовывали руку и вытаскивали что попадётся. А бабушка говорила: «Оставьте сыночку младшенькому моему. Скоро из города приедет, надо будет угостить!» Это она про третьего своего сына Ивана, моего дядю. Ведь сколько б не было лет ребёнку, для матери он всё равно маленький.
Здание магазина разобрано. Хлеб привозит автолавка. И полосатая сумка уже используется для других нужд.
И течёт в деревне той криница с кристально водой, хоть тропа к ней уже заросла…
Жизнь идёт, всё меняется. Но в душе остаются самые яркие моменты. Мы часто возвращаемся в мыслях к тем местам, которые нам дороги, которые мы любим. И малая родина будет жить до тех пор, пока бьются сердца её жителей.
Моя малая родина – деревня Гали Шумилинского района. Самая обычная деревня, каких много на территории Беларуси. Но для каждого жителя именно его деревня самая лучшая и самая особенная!
Ольга ЛАГУНОВА, г. Витебск.
Опубликовано в №78 от 09.10.2018 г.


3 комментария по теме “А яблони в школьном саду ещё плодоносят…

  1. Как эту статью пропустили в газету??? Мы же судя по телеку живем в процветающей стране а здесь сплошной негатив. Прочитал. От разрухи аж дыхание сперло.

  2. Очень славная, добрая, светлая история. У каждого в памяти и в душе есть такие трогательные воспоминания. Жаль только, что все проходит и как поется в песне «забыть нельзя, вернутся невозможно» Но пока мы помним наше детство, оно живет. Спасибо!

  3. Очень классный рассказ!!!! Мне всё это очень близко!!!В воспоминаниях оказалась в своей родной деревне!Пока живы воспоминания,живы и те,которых с нами уже нет!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *