22 июня – День всенародной памяти жертв Великой Отечественной войны

Актуалии Беларусь помніць Векапомнае Да 75-годдзя Вялікай Перамогі

Огненные деревни
Из книги «ПАМЯТЬ. Историко-документальная хроника Шумилинского района»
«Я не из той, но тоже из огненной …» – это слова простой женщины, записанные на Шумилинщине, авторами книги «Я из огненной деревни …».

Барсуки (36 жителей, 18 дворов), Гульбище (32 жителя, 18 дворов), Тижма (27 жителей, 10 дворов), Ужлятино (78 жителей, 38 дворов) … — 133 деревни вместе с жителями были уничтожены гитлеровцами в годы оккупации на Шумилинщине. 133 деревни, большие и малые, стали на Шумилинщине огненными. 24 из них не восстановлены, ушли в небытие. Только названия их остались в памяти народной. Восемь из них навечно внесены в длинный список деревень-могил в мемориальном комплексе «Хатынь». Это деревни Бочканы (30 жителей, 17 дворов), Дрожаки (39 жителей, 12 дворов), Залесье (43 жителя, 11 дворов), Заозерье (28 жителей, 12 дворов), Зуево (37 жителей, 16 дворов), Попово (26 жителей, 11 дворов), Щемиловка (23 жителя, 6 дворов), Ямище (59 жителей, 18 дворов). 1967 жизней унесли огонь, пытки, расстрелы. 1967 невинных жителей Шумилинщины убиты только за то, что они любили свой дом, хотели мирно жить, растить детей, любить.
Раны земли залечиваются. И только человеческой памяти нет успокоения, ничто не вытравит из неё увиденное и пережитое. Нет, незабываемо горе. И боль – непреходящая, нестихающая. Боль утраты, которую не восполнишь…
Вот что рассказывает Алина Егоровна Степанова о расправе в ее родной деревне Ровное: «… Это было рано, их еще немцы стреляли в постелях. Одного, Денисова Макара, семнадцать раз стреляли — в ноги, в руки, пока это насмерть убили. И всех остальных стреляли не сразу. Убивали — чтоб больше мучился…» (Адамович А., Брыль Я., Колесник В. «Я из огненной деревни…» — М., 1979. с.316).
Молчаливым бессменным дозором, как символ бесстрашия, боли и скорби, встали на шумилинской земле обелиски. Скромные, порою одинокие среди спелых хлебных полей, среди скорбной тишины леса. Только на девяти километрах их пять. Самый высокий из них стоит среди поля. Надпись на нем говорит, что на этом месте была деревня Зуево. В ней в первые годы оккупации размещался Сиротинский подпольный райком партии. Первое заседание этого боевого штаба – центра партизанского движения Сиротинской зоны состоялось в 1941 г. Деревня была сожжена в 1942 г.
В конце декабря 1942 года в район прибыла крупная карательная экспедиция. Уничтожение партизанской зоны и тех, кто помогал народным мстителям, должно было положить начало всеобщей покорности и повиновению. Но даже когда каратели, ворвавшись в партизанскую зону, чинили жесточайшие расправы над оставшимися жителями, когда на территории одного сельсовета выжигались все деревни, сопротивление, дух населения не были сломлены.
«Когда в деревню Ровное ворвались немцы и начали поджигать дома, приближаясь к дому старого колхозника Николая Харитоновича Овсянникова, участника первой мировой и Гражданской войн, имевшего возраст более 60 лет, он через окно своего дома с расстояния нескольких метров из своего ружья наповал убил немецкого офицера». (Из воспоминаний Я.Т.Зуева, комиссара отряда им. Ф.Э.Дзержинского бригады им. С.М.Короткина).
… Увенчанные звёздами обелиски напоминают нам о минувшей войне. Ни время, ни лихолетье не способны вычеркнуть из памяти имена, внесённые народом в летопись бессмертной славы. Павшие продолжают бороться. Бороться за мир, за светлое будущее. И сегодняшние их потомки неотделимы от них, как неотделимы живые ветви от корней, как неотделимо прошлое от настоящего, как неотделимы дети от отцов и матерей своих!
Надрукавана ў №48 ад 21. 06.2019 г.